Tags: цитаты

Наталия_Холина

И улыбка


И улыбка⠀⠀
⠀⠀
В мире нет беспросветных ночей⠀⠀
Вы мне верить должны, если я говорю,⠀⠀
Если я утверждаю,⠀⠀
Что всегда, даже в самой кромешной печали,⠀⠀
Есть открытое настежь окно, озарённое светом⠀⠀
В мире есть мечта начеку⠀⠀
Есть желанье, которое нужно исполнить⠀⠀
Есть голод, который нужно насытить⠀⠀
В мире есть благородное сердце⠀⠀
И пожатье надёжной руки⠀⠀
И внимательные глаза⠀⠀
И жизнь, которая хочет⠀⠀
Чтоб её разделили с другими.⠀⠀

Поль Элюар, 1951
Пер. М. Ваксмахера⠀⠀
⠀⠀
*~*~*~*~*⠀
⠀⠀
Et un sourire⠀⠀
⠀⠀
La nuit n’est jamais complète⠀⠀
Il y a toujours, puisque je le dis⠀⠀
Puisque je l’affirme⠀⠀
Au bout du chagrin une fenêtre ouverte⠀⠀
Une fenêtre éclairée⠀⠀
Il y a toujours un rêve qui veille,⠀⠀
Désir à combler, faim à satisfaire,⠀⠀
Un cœur généreux⠀⠀
Une main tendue, une main ouverte,⠀⠀
Des yeux attentifs⠀⠀
Une vie,⠀⠀
La vie⠀⠀
A se partager.⠀⠀
⠀⠀
Paul ÉLUARD
Наталия_Холина

Эксперимент Авиценны

Читая разное, вспомнился мне тут известный эксперимент Авиценны

(Ибн Сина 980-1037, средневековый персидский учёный, философ и врач).

Суть его в том, что двух ягнят одного помета поместили в две разные клетки и кормили, ухаживали одинаково. Но один из ягнят мог видеть клетку, в которой находился волк. В начале эксперимента оба ягненка имели приблизительно одинаковый вес и вид. Через некоторое время тот ягненок, который не видел волка, был бодрым и упитанным. Другой же, видевший волка постоянно, был худым, подавленным, малоподвижным, его шерсть имела нездоровый вид. Через некоторое время он умер.

Этот эксперимент доказывает прямую связь психического и физиологического состояния организма.
А еще то, что в состоянии страха долго протянуть невозможно. Вот и доктора пишут об этом же, о нашей новой реальности в эпоху короновируса.

"... Есть много способов добиться кооперации пациента с прописанным лечением. К сожалению, самым быстрым, и поэтому интуитивным, является страх. Сделай или сдохнешь. На каком-то коротком промежутке времени это может сработать. Но мозг не может быть в постоянном стрессе, и в какой-то момент наступает "десенситизация" - негативный триггер начинает игнорироваться. Поэтому напугав кого-то чем-то, очень важно в какой-то момент дать ему расслабиться, иначе больше не получится. Если кризис затянулся, то коммуникация должна происходить на другом уровне..."

Ссылка на полный текст эпидемиолога из Института Гертнера (Израиль) Michael Rozenfeld здесь
Очень важное, на мой взгляд

Наталия_Холина

Интересное (о силе эго и духовных исканиях)

Интервью Эндрю Коэна с Джеком Энглером 

... Эндрю Коэн: Как вы определите слово «эго» как психотерапевт? И как вы определите слово «эго» как учитель буддийской психологии и медитации?

Джек Энглер: В психоаналитической традиции эго имеет весьма позитивные коннотации. Это собирательное обозначение для целого набора очень важных психологических функций. Функций от мышления до ощущений и тестирования реальности — целая совокупность способностей, которые необходимы для жизни человека. И очень часто люди испытывают нехватку в этих различных функциональных областях. В терапии одна из вещей, которую вы пытаетесь сделать, — это развивать то, что принято называть «силой эго». Часть моих усилий как психолога состоит в том, чтобы помочь людям развить способности, которые оказались развиты недостаточно, или развитие которых, возможно, было прервано, или оно было нарушено более поздней травмой. Таким образом, эго, в этом смысле, является положительной вещью. Так я рассматриваю его с точки зрения психологии...

Читать интервью полностью:
Тысяча и одна форма цепляния за себя: интервью Эндрю Коэна с Джеком Энглером — Журнал «Эрос и Космос»
Наталия_Холина

Интервью с доктором Отто Кернбергом

Перевод с испанского Евгений Канский.
26.06. 2016

Ведущий: Что такое ненависть? Это одна из главных загадок. Вы же исследовали ненависть?
Отто Кернберг: Да. Разумеется :)
У каждого человека с рождения существуют первичные и вторичные аффекты. Первичные аффекты - это аффекты, которые появляются в первые месяцы жизни. Они универсальны для всех людей. Один из таких врождённых аффектов - это гнев. Этот первичный аффект появляется у младенца тогда, когда присутствует вредящий стимул и прилагаются усилия, чтобы его уничтожить. Младенец чувствует боль и у него возникает плач, связанный с гневом. Так он зовёт мать, чтобы она уничтожила боль. Эта тенденция гнева, которая связана со стремлением младенца устранить вредный стимул (приносящий боль), постепенно превращается в желание младенца уничтожить сам плохой объект (уничтожить мать - прим. моё). Таким образом, первичная цель гнева - уничтожить того, кто является причиной огорчения младенца, причиной его боли. И не просто уничтожить плохой объект, но наказать его, заставить его страдать. Возникает удовольствие, связанное с тем, чтобы причинить боль в знак мести.

Более того. У младенца появляется желание контролировать плохие объекты, чтобы впредь они не могли атаковать субъект. Это же также есть некий способ субъекта сохранять свою автономию.
Если же такие отношения становятся часто повторяющимися, возникает внутренняя репрезентация самого себя, атакованного плохими объектами. Этот плохой объект субъекту хочется 1. уничтожить, 2. заставить страдать, 3. контролировать. Такое структурирование характерно для ВНУТРЕННИХ объектных отношений, которые впоследствии активизируются в различных внешних (межличностных) отношениях. Ищется какой-то внешний враг и ему делается всё то же самое, что хочется сделать внутреннему атакующему объекту (фрустрирующей матери - прим. моё). Таким образом, гнев, структурируемый этими тремя функциями (желание уничтожить, заставить страдать и контролировать), и составляет основу ненависти.

Ненависть представляет собой закрепление отношений в форме преследования, в которых преследуемый хочет отомстить, уничтожая, заставляя страдать и контролируя. У каждого из нас есть определённая способность к ненависти. Но у некоторых людей это развивается настолько анормально, настолько ярко выражено, что это отношение доминирует над всеми иными отношениями. Такие люди находятся в постоянном поиске врагов. В основе их структуры подозрительность, недоверчивость и агрессия. И при этом они же пытаются приписывать кому то другому агрессию. Ищут врагов, от которых необходимо защищаться, которых можно атаковать. Так образуется параноидная структура, которая является одним из основных расстройств таких людей. Ненависть может принимать и более сложную, специфичную форму. Например, ненависть к человеку, к плохому объекту, в котором одновременно признаются и некоторые хорошие черты. Но этот объект воспринимается плохим потому, что он содержит в себе хорошие вещи и не отдаёт их.
Это превращает ненависть в зависть. Таким образом, зависть - это ненависть к тому хорошему, что есть у другого и чего нет у того, кто завидует, ненавидит и желает уничтожить это.
Ненависть и зависть представляют собой две базовые эмоции агрессивной части сознания. Ненависть и зависть, естественно, разрушают отношения.

Вопрос: Ваша концепция утверждает, что в любви есть место агрессии. И это даже носит положительный смысл. Как такое возможно?
Отто Кернберг: Естественным образом в человеке сочетаются два сегмента: идеализация и преследование, любовь и ненависть. М. Кляйн называет депрессивной позицией стадию психологического развития, в которой признаётся, что гнев, ненависть, зависть ребёнка направляется к тем же самым важным для него людям, которых он любит. В этом-то и раскрывается амбивалентность. Потому что, на самом деле, в чём проявляется нормальность отношений? Нормальность в том, чтобы любовь доминировала над ненавистью, чтобы таким образом, была возможность интегрировать ненависть и предотвращать разрушение отношений.
Когда кто-то признает, что у него присутствует ненависть к любимому человеку, у него появляется чувство вины, обеспокоенности, желание искупить вину. Он стремится углубить свои отношения с другим. Он начинает более глубоко разбираться в самом себе и более глубоко видеть другого человека. Он может видеть как плохие, так и хорошие стороны в совокупности. Таким образом, интеграция (интегрирование) этих сегментов - любовь и ненависть - приводит к способности любить более глубоко. Так, в любовных отношениях всегда присутствует элемент агрессии, который придает отношениям интенсивность и глубину. Если элемент агрессии доминирует, это опасно, потому что он разрушает любовь. Это как соль. В маленьких количествах она улучшает вкус пищи.

Вопрос: То есть, для зрелых любовных отношений необходимо признать, что агрессия является неотъемлемой характеристикой человека?
Отто Кернберг: Да. Это одно из важных открытий психоанализа. Особенно Мелани Кляйн и ее учеников. В любовных отношениях это проявляется в трех плоскостях: сексуальные отношения (сексуальные порывы всегда имеют агрессивный элемент, желание контролировать, заполучить любимого человека, садистичные и мазохистичные тенденции являются важным аспектом сексуального возбуждения, равно как фетишистские тенденции, идеализация частей тела, экзгибиционистские тенденции. Как правило, сексуальное возбуждение совмещают в себе желание, идеализацию тела любимого человека с этими выше перечисленными тенденциями), эмоциональные отношения (возможность к амбивалентности ненависть-любовь делает их более глубокими),,, и наконец, установление своеобразного Идеала Пары (идеал, который разделяют члены пары)... этот Идеал совмещает аспекты любви и запрета, морального запрета взаимной агрессии, одновременно с восхищением друг другом и восхищение самой Парой в целом. В личных, сексуальных, эмоциональных отношениях всегда есть частичка агрессии и частичка ценности идеала Я и Сверх-я.

Журналист: Ницше продемонстрировал, что иногда за любовью кроется обида. С точки зрения психоанализа, существует ли в человеке любовь (врожденно)? возможность к альтруизму, возможность жертвовать ради другого... или это нечто приобретаемое, культивируемое?
Отто Кернберг: Потенциальная способность любить существует с рождения, я считаю. Привязанность младенца к матери. Существует также и способность ненавидеть, ненависть к матери, которая фрустрирует младенца. Предрасположенность, врожденная способность к этим сложным эмоциям существует у всех людей. В нормальных условиях, любовь преобладает над ненавистью.

Журналист: Что такое любовь?
Отто Кернберг: Тяжело ответить на этот вопрос, потому что, во-первых, есть разные типы любви. Если рассматривать сексуальную любовь, любовь в паре, то это страстное желание другого, которое включает сексуальное влечение, нежность, уважение, когда мы видим в другом воплощение глубинных идеалов. Существуют различные плоскости, образующие любовь. Они проявляются в целостности по отношению к выбранному объекту любви. Оно страстное, потому что совмещает в себе жажду и стремление слиться с другим. Неотъемлемой частью нормальной любви является толерантность, терпение, взаимная амбивалентность. Другая естественная часть любви - ее ограниченность (с течением времени). Особенно это заметно в пожилых парах.
Я считаю, что это фундаментальная эмоциональная потребность. Некоторые считают, что брак это нечто искусственное, что-то это результат практического расчета (необходимости). Я так не думаю. Это фундаментальная эмоциональная потребность. Она принимает разные формы в зависимости от общества, социальных и социально-экономических факторов. Это глубинная необходимость человека.

Журналист: психоаналитик в ходе работы с человеком надевает маску, полностью контролирует свои эмоции? или остается в нем *психоаналитике) такая зона, где эти эмоции ощущаются?
Отто Кернберг: Психоанализ это не жизненная философия. Я категорически против того, чтобы превращать психоанализ в идеологию. Я считаю, что это наука. И искусство. Искусство, потому что проявляется креативность, техника, знания. Более глубокое понимание человеческой сущности появляется у нас в ситуации, когда нужно глубоко проникнуть в жизнь другого человека, потому что нет другой возможности. Например, в работе с противоположным полом. Будучи мужчиной, вы узнаете то, что происходит в душе женщины. Удивительно то, что если вы выйдите из психоаналитических отношений и влюбитесь, то будете вести себя также глупо и необдуманно, как любой влюбленный человек. Позволю себе рискованное замечание: гинеколог в своих личных отношениях с женщиной тоже возбуждается, несмотря на то, что в ходе повседневной практики у него совершенно другой подход.

Журналист: Психоаналитики тоже влюбляются?
Отто Кернберг:  Влюбляются и совершают те же глупые ошибки, что и другие люди.
Психоаналитик очень глубоко познает человека, но это познание связано с психоаналитической ситуацией и методом ее исследования. И оно не превращается в постоянную жизненную мудрость. Цель психоанализа не в том, чтобы делать человека совершенным, а в том, чтобы анализировать человека, не позволяя личным проблемам влиять на анализ. Но это не значит, что у психоаналитика нет своих проблем. Но если психоаналитик вступает в игру, то на него начинают действовать те же законы, что и на всех остальных людей.

Спасибо Ксении Канской за предоставленный материал
Наталия_Холина

Массачусетский эксперимент

ДЖЕЙМС РОДЖЕРС И ЕГО ЭКСПЕРИМЕНТ

Доктор Джеймс Роджерс в 1965 году был приговорен к казни на электрическом стуле за так называемый «массачусетский эксперимент», однако за два дня до казни будучи в камере он покончил с собой, отравившись цианидом калия, ампулу которого принес ему кто-то из его пациентов.

Недавно Массачусетский университет психологии и невропатологии, в котором работал доктор Роджерс, официально заявил, что этот эксперимент имеет большое научное значение, а его эффективность неоспорима. В связи с этим ректор университета доктор Филл Розентерн попросил прощения у оставшихся родственников Джеймса.

Дело в том, что доктор Джеймс Роджерс использовал разработанную им самим методику вылечивания безнадежных больных. Он усиливал их паранойю настолько, что новый ее виток исправлял предыдущий. Иными словами, если человек считал, что везде вокруг него ползают жуки, доктор Роджерс говорил ему, что так оно и есть – весь мир покрыт жуками. Некоторые особо чувствительные люди их видят, остальные же настолько привыкли к этому, что просто не замечают их. Государство все знает, но держит это в тайне дабы не допускать паники. Человек уходил совершенно уверенный, что с ним все в порядке, смирялся и старался не замечать жуков. Через какое-то время он чаще всего переставал их видеть.

Один из его пациентов по имени Аарон Платновски болел когнитивно-энфазийным расстройством и считал, что он жираф. Ни логические доводы, ни сравнение его фотографии с изображением жирафа не помогали. Он был абсолютно уверен в этом. Он перестал разговаривать, отказывался принимать обычную пищу, кроме листьев. Доктор Роджерс попросил одного знакомого биолога написать небольшую статью, в которой более-менее научно было описано недавнее ошеломительное открытие ученых: в природе существуют жирафы, которые практически ничем не отличаются от людей. То есть отличия есть – чуть больше сердце, чуть меньше селезенка, но и поведение и внешний вид и даже образ мысли совершенно совпадают. Ученые не разглашают эту информацию чтобы не допустить паники, а эту статью должен сжечь любой, кто ее прочтет. Больной успокоился и социализировался. К моменту судебного процесса он работал аудитором в крупной фирме в Колорадо.

Суд штата Массачусетс счел доктора Роджерса шарлатаном, а эксперимент – бесчеловечным. Его приговорили к высшей мере наказания. Он отказался от последнего слова, но передал судье письмо, которое просил опубликовать в какой-нибудь газете.

Письмо было опубликовано в газете «The Massachusetts Daily Collegian» и заканчивалось словами: «Вы слишком привыкли к мысли, что все воспринимают мир одинаково. Но это не так. Если вы соберетесь вместе и попытаете пересказать друг-другу самые простые и очевидные для вас понятия, то поймете, что все вы живете в совершенно разных мирах. И лишь ваш комфорт определяет ваше психическое спокойствие. В таком случае человек, считающий, что он жираф и живущий в мире с этим знанием так же нормален, как человек, считающий, что трава зеленого цвета, а небо синего. Кто-то из вас верит в НЛО, кто-то в Бога, кто-то в утренний завтрак и чашку кофе.

Живя в гармонии со своей верой – вы совершенно здоровы, но стоит вам начать защищать свою точку зрения – как вера в Бога заставит вас убивать, вера в НЛО – бояться похищения, вера в чашку кофе по утру – станет центром вашего мироздания и разрушит вашу жизнь. Физик начнет приводить вам аргументы того, что небо не синего цвета, а биолог докажет, что трава не зеленая. В конце концов вы останетесь один на один с пустым, холодным и совершенно не известным вам миром, которым наш мир скорее всего и является. Так что не важно какими призраками вы населяете ваш мир. Пока вы в них верите – они существуют, пока вы с ними не сражаетесь – они не опасны».

По материалам psychology.d3.ru
Наталия_Холина

Быть ребенком - так себе опыт

"Быть ребенком - так себе опыт.

Но мы напрочь об этом забыли. Такая поколенческая деменция. Я забыла, мои родители забыли, прабабушки тоже.

Вот, например, приехали с Алисой (6 лет) в гости к дедушке. Прекрасная погода, шашлыки, бабочки, можно собирать улиток, визжать от пауков, кидать шишки в костер, сосны шумят от ветра. Счастье, одним словом. И всё хорошо, пока все не садятся за стол.

И начинается. Причем начинается у всех одновременно - и присягнувших, и не присягнувших на Петрановской.

- Алиса, сядь прямо, не крутись.

- Алиса, как ты держишь ложку?

- Алиса, ты помыла ручки?

- Алиса, почему ты медленно ешь, ешь быстрее, все остынет.

- Алиса, не ешь так быстро, пищу надо медленно пережевывать, чтобы она лучше переваривалась.

- Алиса, надо есть мясо. И овощи. В овощах много витаминов.

- Алиса, надо то, не надо сё…

- Почему ты не сказала спасибо? Скажи спасибо.

- Зачем ты боишься пауков? Не бойся пауков.

- Алиса… Алиса! Алиса!!!

И всё это на автомате происходит. Монотонно. Из лучших побуждений. И каждый говорит это не на ушко, а публично, громко, авторитетно. Порицает, нравоучает, воспитывает. Мы же взрослые. Мы лучше знаем. Мы же жизнь прожили. «Вас же мы как-то вырастили!» - выкрикивает с табуретки из подсознания бабушка.

А ведь когда слышишь такое, да еще и от всех сразу, то чувствуешь только одно. Чувствуешь маленькой какашкой. А кем еще можно себя почувствовать, когда не соответствуешь примерно 38 пунктам из 40 в списке «Хорошая девочка».

Только представьте. Примерьте на себя взрослых эту поколениями обкатанную обязательную программу. Делаем и не понимаем абсурда происходящего.

И за всем этим теряется что-то простое и человеческое. Потому что так не поступают с людьми, особенно с любимыми. Не выковыривают чайной ложкой из них нервы, тщательно соскребая со стенок черепной коробки. Не душат заботой. Не плетут из этих нервов тысячу африканских косичек.

Если я хочу медленно есть свой шашлык, или жадно запихивать его в рот, то я так и делаю. Мне никто не скажет: «Лена, ты что?»

Никто не спрашивает меня приторным воспитательным тоном: «Ты помыла руки?».

А я их, кстати, тогда не помыла.

Только представьте, что за этим же столом кто-то точно так же будет говорить с вами.

Вот я, например, могу положить локти на стол. Ну а что? И муж, громко, чтобы все слышали, скажет: «Лена, убери локти со стола».

И все такие: «Да-да, как некрасиво, Лена».

А мой папа 15 раз повторит: «Почему ты не ешь овощи, ешь овощи. Знаешь, сколько в них витаминов? И держи спину прямо».

И муж его горячо поддержит: «Да, ты стала слишком часто горбиться. Знаешь, что происходит с девочками, которые горбятся?»

Только представьте.

И что хочется со всеми этими людьми сделать? Правильно. Надеть им миску с салатом на голову. Сжечь их, как Жанну д'Арк на мангале. Завизжать и прихлопнуть как пауков. Я могла бы долго продолжать.

И Алиса всё это слушает и, конечно, постепенно выходит из себя. Уже не с цыганочкой и с истерикой. Это уже совсем другой выход. Я хорошо ее чувствую. Очень вижу это. Вижу, как она меняется, сжимается как пружина.

Из радостной, ловящей бабочек девочки она превращается в выпустившего иголки ежа-убийцу. Ей сразу хочется всё делать назло. Горбиться, торопиться, не торопиться, чавкать, топать, кинуть в костер не шишку, а гранату.

«А ты поздоровалась с тетей Галей?» - громко при тете Гале.

И мы такие сидим, компания имбецилов, и не понимаем: «Алиса, почему ты так себя ведешь? Разве можно так разговаривать со взрослыми».

Ведь если взрослый окажется в аналогичной ситуации, он или сразу всех пошлет или офигеет, сожмется как пружина и не разожмется - всё уйдет в психосоматику, в зажимы, головную боль и психотерапевтов.

А Алиса еще не умеет по-светски сдерживаться и оттопыривать мизинец, когда всех хочется порвать на клочки. Ее пружина разжимается. Уже не так эпично, как в 3 года, но мы все равно такие: «Ой, а чего это она».

Нам всегда кажется, что дети - это какие-то другие люди. Нелюди даже. Поэтому с ними можно то, что со взрослыми мы никогда не сделаем.

Может это просто дурацкая привычка, идиотский стереотип? Ребенок рождается, и ты просто привыкаешь, что он кабачок какой-то недоразвитый, лысый и в слюнях. Даже руки свои не может найти сначала. Вообще ничего не может, всему его надо учить. И невинное «Не суй пальцы в розетку» совершенно незаметно превращается в «Ты знаешь, доченька, Ваня - не лучший выбор. Не стоит выходить за него замуж. Что-то не так с этим Ваней. Ты достойна лучшего. Только посмотри на него. Он же один раз не сказал «спасибо» после ужина, помнишь? Во что превратится твоя жизнь?»

И пружина в доченьке, которой уже 30 годиков, снова сжимается. И в голове даже не остается места для головной боли, всё заняла пышная пена, потому что мозг слишком часто перемешивали, взбалтывали и взбивали. И однажды происходит ядерный взрыв.

Или вот один раз приходим с Алисой в гости. Ей 5 лет, она раздевается, пыхтит над курткой. Она в этом смысле супермолодец, ей гордится весь садик, хотят вешать ее на доску почета и приводить в пример. Она рано и очень умело начала одеваться и раздеваться сама. Пока вся группа жует зеленые сопли и путает лево с право, моя, как солдат, застегнута на все пуговицы и готова выходить.

Так вот, приходим в гости, и она раздевается. А я знаю, что у этой куртки молния часто заедает. И вижу, что вот и сейчас тоже. И просто беру и помогаю ей - расстегиваю сама.

А встречающие взрослые, уже опытные, жизнь прожившие и «вас же мы как-то вырастившие», говорят: «Ой, Алиса, а ты чего, сама раздеваться, что ли, не умеешь? Такая большая девочка и не умеешь». Это вторая фраза, которую Алиса слышит в гостях после «Здравствуй».

И абсолютно радостная до этого Алиса сразу же становится черной тучей, а не воздушным облачком, мечтающим о своем собственном драконе, на котором она будет летать на Луну. И, конечно же, она говорит: «Дракарис!». А что еще здесь можно сказать?

Это как если бы я пришла в гости, и мне бы с порога сказали: «Ой, ты чего-то поправилась и в джинсах опять. Ты что юбки не умеешь носить? Все женщины носят, а ты что как лох постоянно ходишь?»

Или, например, моя мама вдруг еще раз вышла бы замуж. Я пришла бы к ней в гости, знакомиться. Мы сели бы за большой стол, прогнувшийся от еды, и она бы вся светилась от счастья, как торшер. Можно даже не включать свет и так все понятно. И ее нового избранника звали бы Григорий, он был бы немного лысоват, толстоват, добр и на пенсии. И волновался бы. И даже возможно, у него вспотели бы ладони, и он пытался бы это скрыть. И мама, абсолютно счастливая, без конца говорила бы: «Гриша, еще хочешь курочки? Гриша, может пирожок? Ты со сметанкой будешь суп или так? Давай я налью тебе чай? Размешать сахар? Может коньячку, Гриша?» Говорила бы и сочилась настоящим женским счастьем. Потому что тем женщинам, из той страны, очень важно всех накормить. Такая у них любовь. По-другому не умеют.

А я бы потом ее в сторону отвела и сказала: «Слушай, Гриша этот твой, конечно, так себе… Ты слышала, как он чавкает? Челюсть вставная? Ну ладно, а шутки его слышала? Обнять и плакать. Он же ни одной книги не прочитал, очевидно же. И ладони, видела, какие у него мокрые были, когда за коньяком потянулся? Понятно же, что алкоголик и неудачник. Подумай хорошенько, еще не поздно развестись, пока не завели собаку и не посадили картошку».

И мама даже «Дракарис» сказать не сможет, потому что Малышева этому не учит.

Короче, надо новые привычки вырабатывать. Алиса уже давно не лысая коленка. И очень не хочется, чтобы лет через -дцать меня снесло взрывной волной. Ведь еще надо будет посадить картошку на пенсии и завести собаку. И когда захочется сказать: «Везите меня на дачу, развлекайте и забейте на свою жизнь», - откусить себе язык и, если не помогло, убить себя об стену."

Автор: Елена Бел-Латрикс
Наталия_Холина

(no subject)


В 2000-м году профессор Тошиюки Накагаки, биолог и физик из японского университета Хоккайдо, взял образец желтого плесневого гриба и положил его у входа в лабиринт, который используется для проверки интеллекта и памяти мышей. В другой конец лабиринта он поместил кубик сахара.

Physarum polycephalum словно почувствовал запах сахара и начал посылать свои ростки на его поиски. Паутинки гриба раздваивались на каждом перекрёстке лабиринта, и те из них, которые попадали в тупик, разворачивались и начинали искать в других направлениях. В течение нескольких часов грибные паутинки заполнили проходы лабиринта, и к концу дня одна из них нашла дорогу к сахару.

После этого Тошиюки и группа его исследователей взяли кусочек паутинки гриба, участвовавшей в первом опыте, и положили его у входа копии того же лабиринта, также с кубиком сахара на другом его конце. Произошедшее поразило всех. В первое же мгновение паутинка разветвилась на две: один отросток проложил свой путь к сахару, без единого лишнего поворота, другой – вскарабкался по стене лабиринта и пересёк его напрямую, по потолку, прямо к цели. Грибная паутинка не только запомнила дорогу, но и изменила правила игры.
Наталия_Холина

(no subject)

​​В своем эссе «Искусство ремонта» психоаналитик Wolfgang Schmidbauer рассказывает о последствиях потребительской культуры. По его словам, культура потребительства, также влияет и на наши отношения:

• Современные проблемы в отношениях, в конечном счете, часто связаны с требованием: я хочу, чтобы меня любили, я хочу, чтобы мной восхищались. Но при этом я не задумываюсь как любить другого и восхищаться им.

• Мы слишком самонадеянно ожидаем, что жизнь должна быть комфортной.

• Из-за потребительской культуры мы обучены выбрасывать вещи, а не ремонтировать их. Подобный подход начинает просачиваться и в наши отношения. В современных отношениях, не хватает творческого подхода к конструктивному решению различных вопросов.

• Психоаналитик рекомендует более бережно обращаться с вещами и соответственно также с людьми. Для этого он использует термин «экотерапия».

• Мы создали иллюзию, что у нас есть возможность создать супер комфортную жизнь. Жизнь, в которой все проблемы могут быть устранены - заменой «вещей». При условии, конечно, что у нас есть деньги, чтобы купить эти вещи.

• Чтобы защитить окружающую среду, себя, нам не обойтись без этого. Бережность, может быть «чем-то креативным». Если вы реагируете на что-то более глубоко, вы приобретаете более личную связь с этим.

Источник
Наталия_Холина

Когда ВЫХОД не там же где и ВХОД

Прекрасный текст от Насти Рубцовой про предстоящий выход из карантина. По-моему, и добавить нечего, все именно так, и это весьма важно.

"Ну что, уж раз я писала про вход в карантин, так напишу и про выход.

Collapse )

Наталия_Холина

Несколько слов о привязанности

 Однажды психологи провели один очень интересный полевой эксперимент. В центре цветочной лужайки они посадили мать с годовалым ребенком. Мать сидела на специальном люке, который мог быстро уходить под землю и полностью скрывать ее от глаз ребенка.

Что происходило дальше. Мать с ребенком сидят в центре лужайки. Ребенок осторожно осматривается. Затем так же осторожно отпускает мать и начинает с интересом исследовать окружающий его мир. В это время психологи быстро прячут мать в углубление под землю и ребенок, обернувшись в очередной раз, не обнаруживает ее на месте. В ту же секунду он полностью теряет интерес к окружающему миру и стремительно мчится туда, где только что была мать. Ее быстро поднимают, ребенок прижимается к матери и полчаса не отпускает ее.

Спустя какое-то время он снова осторожно отпускает ее и, постоянно оглядываясь, начинает исследовать окружающий мир: листочки, цветочки, бабочек. Мать снова прячут. Ребенок с воем и воплями несется к месту, где она только что была, мать поднимают и (!) после второго раза психологам не удалось дождаться момента, когда ребенок снова бы решился отпустить свою мать и начать исследовать окружающий мир.

И к чему это я вспомнил. А к тому, что этот эксперимент позволил психологам заподозрить, что если человек патологически привязан к матери, близким, работе, месту – это не означает, что его мать или его работа или место жительства такие уж прекрасные. Это может означать как раз обратное. Патологическая привязанность у людей чаще всего наблюдается к нестабильным, ненадежным, плохим объектам. Именно этим объясняется загадка патологической влюбленности многих женщин в вечно исчезающих мужей и многих детей в вечно исчезающих родителей. Знаете, кто больше всего любит своих матерей? Детишки в детских домах.

Поэтому мой совет сегодня не прост: если Вам кажется, что ваши дети мало уделяют вам внимания, слишком много времени проводят в изучении мира, который их окружает, слишком счастливы без вас – не огорчайтесь. Это значит, что вы – хорошие родители. Вы просто всегда за спиной своего ребенка, вы всегда в его сердце, он настолько уверен в вас, что ему не нужно постоянно оглядываться на вас, ему не нужно быть рядом с вами. Вы выполнили свой родительский долг. Это не плохо. Это хорошо. Но немного, конечно, грустно.

Автор: Юрий Вагин