Наталия Холина (natakholina) wrote,
Наталия Холина
natakholina

Category:

О нарциссах своими словами


В ответ на просьбу  [info]_esina  описать нарцисса своими словами, родила этот пост. Еще буду дополнять это описание, а то сразу всего и не вспомнишь… 

Если говорить о конкретных ситуациях, то на сессиях с клиентами, чью основу структуры личности я охарактеризовала бы как нарциссическую, бывает очень много подтверждающих  данный факт проявлений. Например.

Начиная с жалоб (которые с трудом, но переводятся в запрос) – на внутреннюю пустоту, словно нет ядра (стержня), а весь внутренний мир состоит их непереваренных и неассимилированных стереотипов. Как банка с горошинами – переверни, и все вывалится, ничего не останется, не зацепится внутри.  То есть ощущение собственной наполненности у них очень уязвимо, и любым «неосторожным» словом или невербальным посланием может быть разрушено. Я иногда на начальных сессиях продумываю даже, как смотреть на них (куда можно, куда нет), так как любое мое действие трактуется как оценивающее.

Нарциссы часто называют себя очень интуитивными. Еще бы: чтение мыслей – их любимое дело, они уверены, что всегда знают, кто и о чем думает в их отношении. Они словно локаторами и антеннками утыканы, и любой сигнал – взгляд, движение, слово - присваивают или соотносят с собой. Гиперчувствительны к любым посланиям.

Мышление организовано по образцу черно-белого лекала: любое событие или объект назначаются либо хорошим, либо плохим. И если есть что-то такое, что распознано как «плохо», нарциссу крайне тяжело это выносить, а тем более рассмотреть кроме этого «плохо» еще хоть какие-то полутона. Такая постоянная расщепленка, неспособность к амбивалентности.

Много зависти к другим людям (частые стенания на тему «Ну почему у всех все круто, а только у меня жопа полная?!»), бесконечное сравнивание себя со всем миром. И от того, что там, в мире, клиент ощущает себя либо «на золотом коне» (и тогда неприкрыто презирает всех вокруг, потому что они ему не ровня, он чувствует себя выше всех), либо наоборот – если все кругом кажутся гораздо более успешными - он ощущает свою полную ничтожность, уязвимость и испытывает ненависть ко всем, кто лучше (фальшиво прикрываясь словами «уважаю, восхищаюсь»). Искренне восхищаться практически не умеет – чужие достижения сразу обозначает собственным провалом.

Вообще легко осуждает других людей (при этом упивается тем, что «он-то уж точно не такой придурок!»). Но несмотря на это - часто испытывает страшный стыд (кстати, именно глобально ввалившись в стыд, легко может прервать терапию).

Механизм идеализации-обесценивания со мной, как с терапевтом, работает как часы (иногда до сессии можно спрогнозировать, когда маятник шатнется в другую сторону). Тот, кто еще несколько сессий назад был готов восхвалять меня (мои методы, интерпретации, раздувать фантазии обо мне, как о идеальной личности и супер профессионале, говорить о своей уверенности, что «только я их спасу!»), в определенный момент с яростью попытается низвергнуть мой образ с пьедестала и еще поглубже в грязь втоптать. А вот однажды начав осуждать кого-то, уже вряд ли вернутся к возможности увидеть другие грани в человеке. В этом смысле, маятник чаще всего бьет только в одну сторону: ошибки другим прощают крайне редко, себе свои – тоже (обычно просто вытесняют), зато к себе с претензией требуют понимания, особенного отношения, настаивают на том, чтобы «их многогранности» было уделено особенно много внимания).

Часто используют проективную идентификацию (и манипулирование) для поддержания хоть какой-то иллюзии своей силы (всесилия). Мастерски создают вокруг себя атмосферу, где «точно знают», что к ним чувствует и что о них думает терапевт, и всеми своими действиями и словами реально начинают вызывать эти чувства и мысли.

Любимый вопрос: «Как Вы ко мне относитесь?» (на который требуют, естественно, конкретного и только положительного ответа). И так как чаще всего именно этот ответ будет неправдой, а любую фальшь они улавливают молниеносно, терапевт оказывается зажатым в ловушку: надо быть очень продуманным и осторожным в словах, неимоверно тактичным, фиксировать всплески тревожности (или раскачивания маятника) и стараться как-то ее снизить. Очень важно здесь умение подбирать правильные слова: чтобы и не лукавить, и не пошатнуть и без того нестойкое позитивное ощущение себя. У нарциссов есть идея, что любое отношение к ним терапевта, кроме «супер-пупер-идеального» - не подходит для того, чтобы их лечить. Терапевт, по их мнению, только если очень хорошо к ним относится, сможет им помочь. По этой причине чаще всего терапевтов и меняют (особенно на первых порах).

С первых встреч, сначала совершив «нарциссический захват объекта», далее начинают проявлять свой привычный паттерн поведения в контакте с ним: либо уходом из отношений (прежде обесценив), либо останутся в терапии, но прогнозировать, что смогут в ней выносливо оставаться, нельзя даже с опорой на четкий и довольно жесткий психотерапевтический контракт и их тенденцию к слиянию с терапевтом.

Заметный переход из фазы грандиозности (она чаще в начале терапии проявляется, на стадии до появления сформированного рабочего альянса) в стадию ничтожности (депрессивности). И кстати, депрессивный фон - крайне частое явление даже у грандиозных по первому представлению нарциссов.

Еще хочется добавить, что описанные выше симптомы проявляются у разных клиентов в разной степени выраженности. Это во многом зависит от того, что у конкретного клиента:  (1) нарциссическая травма детства (что встречается почти у каждого, а если указывать на степень нарушения – то это т.н. невротический уровень),  (2) нарциссическая структура (ядро) личности (обычно соотносится с пограничным уровнем расстройства, borderline-структурой), или (3) нарциссическое расстройство личности (часто настолько злокачественное, что мало поддается лечение и соответствует промежутку от пограничного до психотического уровня).

Так же возможности терапии зависят от того, как сам клиент воспринимает свои трудности: если замечает их и находит заметно мешающими его жизни, иначе говоря - тестирует реальность, старается с ними как-то справляться, сложности можно назвать эго-дистонными (т.е. чуждыми, неинтегрированными, инородными), это заметно упрощает и ускоряет процесс излечения.  Если же перечисленные симптомы практически не замечаются клиентом, не выделяются и не тестируются, их можно определить как эго-синтонные, то есть нечуждые, не привлекающие внимания, т.к. являются привычными частями себя и воспринимаются как норма. В этом случае прогноз на хоть небольшую степень исцеление гораздо скромнее, шансы на успешную работу явно ниже, а времени для достижения даже минимального результата потребуется значительно больше.

 

(продолжение следует)

 


Tags: клиенты, нарциссизм, психотерапия
Subscribe

  • Как любовь формирует мозг ребенка

    Небольшой конспект книги Сью Герхард "Как любовь формирует мозг ребенка" • В первые два года жизни ребенка активно развивается правое полушарие…

  • Четыре типа горя

    ЧЕТЫРЕ ТИПА ГОРЯ, О КОТОРЫХ ВАМ НИКТО НЕ СКАЗАЛ И почему важно называть их горем. Текст – Сара Эпштейн. Перевод - Юлия…

  • (no subject)

    Все так, и это грустно. Только ведь чаще жгут себя, или "новые города", созданные другими. А это еще печальнее. А в терапии - ну вы и сами…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • Как любовь формирует мозг ребенка

    Небольшой конспект книги Сью Герхард "Как любовь формирует мозг ребенка" • В первые два года жизни ребенка активно развивается правое полушарие…

  • Четыре типа горя

    ЧЕТЫРЕ ТИПА ГОРЯ, О КОТОРЫХ ВАМ НИКТО НЕ СКАЗАЛ И почему важно называть их горем. Текст – Сара Эпштейн. Перевод - Юлия…

  • (no subject)

    Все так, и это грустно. Только ведь чаще жгут себя, или "новые города", созданные другими. А это еще печальнее. А в терапии - ну вы и сами…